Общая информация

Регион: Белгородская область
Населенные пункты: п. Борисовка
Дата образования: 29.03.1999
Категория: Государственный природный заповедник
Статус: Действующий федерального значения
Назначение: Охрана природы/сохранение биоразнообразия
Профиль деятельности: Для данной категории ООПТ не определяется
Ведомство: Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Территория

Количество кластеров: 5 класт.
Общая площадь: 2131.00 га
Площадь охранной зоны: 2748.00 га

Контактная информация

Почтовый адрес:
Россия, Белгородская область, Борисовский район, 309340, пгт. Борисовка, пер. Монастырский, 3.
Телефон: (07246) 5-0616, 5-0315, 5-0701
Факс: (07246) 5-0616, 5-0315
Email:
Руководство: Шаповалов Александр Семенович

Законодательные акты

История и цели создания

Лес на Ворскле - одна из старейших особо охраняемых природных территорий России. Начало сохранению вековой нагорной дубравы на р. Ворскла положило создание в 1640 году Хотмыжского участка Белгородской защитной черты или оборонительной линии для защиты южных рубежей государства от татарских  и ногайских набегов (Загоровский, 1969).

В истории России оборонительные линии известны со времен татаро-монгольского  нашествия. Первые из них (Заокская, Шацкая, Ряжская и др.) были расположены в лесных районах. Оборонительные линии представляли собой грандиозные природно-инженерные сооружения, включающие в себя естественные препятствия (непроходимые леса, болота и реки) с одной стороны, и искусственные преграды (крепости, остроги, сторожевые вышки, рвы, надолбы и т.д.) с другой. Лесные завалы, ширина которых нередко составляла более 100 метров, были практически непроходимы для конницы.

Собственно природоохранное значение  засечных лесов состоит в том, что их военно-стратегическая роль для государства определяла исключение здесь практически всех видов природопользования и, следовательно, сохранение старовозрастных насаждений. Характер установленного для лесов оборонительной линии режима и ответственность за его нарушение иллюстрирует выдержка из царского наказа посланного белгородскому воеводе: "Стольнику же  и воеводе князю Федору Волконскому смотрить и беречь того накрепко, и в Белгороде всяким служилым и жилецким людям заказ учинить крепкой под смертною казнью, чтоб они белгородского заповедного лесу и в иных причинных местах с Полскую и с Русскую сторону, за которыми крепостями и лесами от воинских людей укрытца и пробыть мочно, лесов не секли и деревья никаково не подлупливали, и через заповедные леса не ездили, и дорог и стежек не накладывали, и пашен в заповедных лесах не заводили и не пахали…" (Кириков, 1979).

При всей сложности осуществления контроля за исполнением царских запретов, к порубщикам и подобным им нарушителям действительно применялись жесткие меры наказания. Известный историк И. Н. Миклашевский (1894) пишет: "Так карповский воевода (город-крепость Карпов был расположен выше по течению р. Ворскла, примерно в 25 км от современной территории заповедника) сообщил как-то, что дети боярские деревень Глинский и Мищенский вырубили весною 1644 года 91 дерево из заповедного леса, начинавшегося тотчас за их дворами. В ответ на эту отписку последовал указ: "…тех воров, которые учинили поруху в заповедном лесу…бить кнутьем, а иных батоги и учиня наказание посадить их в тюрьму и взять по них поручные записи, что им  впредь так не воровать". Мы имеем свидетельство воеводы Еропкина, что он выполнил перед съезжей избой предписанное ему и бил порубщиков "кнутьем, а иных и батоги нещадно".

К концу 17-го века земли южной части Центрального Черноземья и прилежащих районов левобережной Украины стали интенсивно заселяться и осваиваться. Белгородская черта утратила свое военно-стратегическое значение, что повлекло за собой вырубку и сокращение площади лесов. Вопрос о том, насколько пострадали в это время лесные насаждения на территории современного заповедника, остается до настоящего времени неизученным. В завершение следует отметить, что  именно на месте некогда засечных лесов был образован ряд заповедников, в том числе и "Лес на Ворскле".

Следующий этап истории "Леса на Ворскле" связан с деятельностью Петра I и его сподвижника, первого российского фельдмаршала, графа Бориса Петровича Шереметева (1652-1719). Широко известны многочисленные указы Петра I об охране лесов. Так, по указу 1701 года расчистка леса под пашни и покосы разрешалась только в 30 верстах от берегов рек, удобных для сплава леса. Указ 1703 года также запрещал вырубку деревьев на 20 верст от малых рек. В водоохранных лесах не допускались не только рубки леса, но и пастьба скота. Объявлялись "заповедными" ценные для кораблестроения древесные породы: дуб, сосна, лиственница, клен, вяз, карагач. Для охраны лесов учреждалась специальная лесная стража. Наказания за нарушения этих запретов были исключительно строги: "За дуб, буде хоть одно дерево срубит, также и за многую лесов посечку, учинена будет смертная казнь" (Реймерс, Штильмарк, 1978).

В 1705 году Борисовская слобода с окрестными землями переходит во владение графа Б. П. Шереметева. Со  временем Борисовское имение стало крупнейшей вотчиной Шереметевых на юге России. Организацию "Заказной рощи", наряду с основанием Борисовского женского монастыря, традиционно приписывают Б. П. Шереметеву. О создании монастыря сохранилось достаточно большое количество архивных документов и литературных источников. Материалов же об учреждении охраняемой природной территории в архивах до настоящего времени не обнаружено. И, тем не менее, организация "Заказной рощи" в контексте исторических событий могла произойти только при жизни Б. П. Шереметева. Не вызывает сомнений и неоспоримая заслуга в этом царя-реформатора, но только косвенная, поскольку Петр I не посещал Борисовское имение своего сподвижника (Охрименко, 2000).

Первое упоминание о "Заказной роще" в Борисовском имении графов Шереметевых относится уже к литературным источникам 19 века (Дитмар, 1928). Позднее профессор С. И. Малышев (1928) так описывает знакомство с частным "заповедником" в дореволюционные годы: "Вход в "Заповедь" для посторонних допускался только по особым билетам, выдававшимся лесной конторой, правда, бесплатно, но после обстоятельного опроса о целях и намерениях посещения леса. … Нечего и говорить о том, что в "Заповеди" воспрещалась всякая потрава, обламывание сучьев, охота и прочее; в ней запрещалось даже собирать грибы и ягоды, росшие и зревшие там в изобилии".

Несмотря на то, что в "Заказной роще" соблюдался строгий режим охраны, говорить о существовании здесь в дореволюционное время заповедника (Краснитский, 1983) или охотничьего заказника (Горышина, 2004) вряд ли представляется возможным. По своему назначению это был скорее комплексный заказник или резерват. К тому же с конца 19 века здесь начали проводиться сплошные рубки и закладываться лесные культуры (Шишков, 1939). Однако существование на протяжении двух веков, вплоть до 1917 года, частной охраняемой природной территории позволило сохранить единственный участок вековой нагорной дубравы как эталона естественных лесных насаждений лесостепи Русской равнины.

Годы первой мировой и гражданской войны, послевоенной разрухи были трудным периодом  в истории "Заказной рощи". Варварски вырубался лес, сотни голов домашнего скота паслись в дубраве, на прогалинах устраивались огороды. Процветало браконьерство. В результате был разрежен древостой и сведены отдельные участки леса, практически полностью уничтожены дикие копытные, значительно сократилась численность других животных (Малышев, 1928).

Организация заповедника "Лес на Ворскле" непосредственно связана с именем профессора Сергея Ивановича Малышева. Уроженец Курской губернии, получивший образование и преподававший в Юрьевском (ныне Тартуском) и Санкт-Петербургском университетах, Серей Иванович в 1919 году по направлению Естественно-научного института им. П. Ф. Лесгафта (Петроград) переезжает в слободу Борисовка для организации Зоопсихологической станции. Реализация поставленной задачи в связи с Гражданской войной, голодом и разрухой затянулась, но даже после организации станции С. И. Малышев остается, по крайней мере до 1925 года, ее единственным штатным сотрудником в должности заведующего (ГА РФ, Ф. А-2307, Оп. 2, Д. 59а, Л. 328; ГА РФ, Ф. А-2307, Оп. 1, Д. 79, Л. 404-405). Несмотря на все сложности того времени, Сергей Иванович активно продолжает исследования инстинктов перепончатокрылых насекомых и их гнездования, результаты которых получили высокую оценку зарубежных и отечественных специалистов (Стрельников, 1968; Халифман, 1978; материал А. А. Любищева в настоящем сборнике). Тем большее уважение вызывают подвижничество и гражданское мужество С. И. Малышева, предпринявшего решительные шаги по сохранению вековой нагорной дубравы бывшей графской "Заказной рощи".

30 января 1920 года на общем собрании культурно-просветительской комиссии при Борисовском обществе "Народный дом" С. И. Малышевым был сделан доклад "Об охране природы и устройстве защитного участка в Борисовской лесной даче" (Аренс, 1925; Кузнецов, 1926; Халифман, 1978 и др.). Данное событие можно считать отправной точкой в борьбе за сохранение вековой нагорной дубравы и организацию заповедника "Лес на Ворскле".

В архивных материалах и литературе по историографии охраны природы и заповедного дела содержится немало мифов и противоречий, что особенно характерно для 20-х гг. прошлого века. Так, в литературе организация заповедника "Лес на Ворскле" датируется в диапазоне 1920-1925 гг. Упоминание о существовании заповедника с 1920 года содержится в пояснительной записке к проекту, направленному зав. отделом охраны природы В. Т. Тер-Оганесовым в секретариат Главнауки по поводу дополнения сети бюджетных подведомственных учреждений в 1925-1926 финансовом году (ГА РФ, Ф. А-2307, Оп. 10, Д. 369, Л. 167). Широко распространено мнение об организации "Леса на Ворскле" в 1922 году (Горышина, 1986, 2004; Стекольников, 1993 и др.). На учреждение заповедника в 1923 году указывает С. А. Северцов (1929). В Лесной энциклопедии (1985) и Советском энциклопедическом словаре (1987) организация "Леса на Ворскле" датируется 1924 годом. Наконец, 1925 год указан в Методическом пособии по проектированию заповедников и республиканских заказников в РСФСР (1973), других работах Ф. Р. Штильмарка (1978, 1995).

Организация заповедника "Лес на Ворскле" в 1922 году не подтверждается документально и невозможно ввиду следующих обстоятельств: в 1922 году было фактически прекращено бюджетное финансирование природоохранной деятельности и упразднен отдел охраны природы Главмузея Наркомпроса, ответственный за государственное управление охраной природы и заповедного дела (Вайнер, 1991). Ситуация в начале 1923 года не изменилась к лучшему. Главное управление научных учреждений (Главнаука) Народного комиссариата просвещения (Наркомпрос) 28 февраля 1924 года возложило на Зоопсихологическую станцию в слободе Борисовка обязанности по охране заповедника "Лес на Ворскле". В 1924-1925 финансовом году Наркомпросом впервые были выделены субсидии на содержание заповедника. В результате чего, было проведено обследование территории и подготовлена программа природоохранных мероприятий, осуществлена прием-передача 2-х из 4-х кварталов с сохранившимися участками вековой дубравы от Новоборисовкого лесничества заповеднику "Лес на Ворскле", устроена на протяжении примерно 300 м. пограничная межевая канава, наняты 2 лесных сторожа и т. д.

В 1934 году вековая нагорная дубрава заповедника "Лес на Ворскле" привлекла внимание В. Н. Сукачева, заведовавшего в те годы кафедрой геоботаники Ленинградского университета. Владимир Николаевич с присущей ему энергией сразу же взялся за организацию комплексных научных исследований вековой нагорной дубравы заповедника с привлечением к работе широкого круга специалистов самого различного профиля, аспирантов и студентов. В 1937 году "Лес на Ворскле" был передан в ведение Ленинградского университета в качестве учебной и научной базы. В охраняемую природную территорию был включен практически весь лесной массив бывшей Шереметевской "Заказной рощи". При  "Лесе на Ворскле" была организована одноименная Лесостепная научно-исследовательская станция. Директором заповедника был назначен академик В. Н. Сукачев. Первый выпуск научных трудов заповедника вышел под редакцией В. Н. Сукачева в 1939 году.

В 1951 году постановлением Совета Министров СССР было ликвидировано большинство заповедников, а площадь оставшихся значительно сокращена. Почти на три десятилетия "Лес на Ворскле" стал учебно-опытным лесным хозяйством Ленинградского государственного университета. С 50-х годов в "Лесу на Ворскле" вновь активизируется научная деятельность. Событием в научной жизни стало участие "Леса на Ворскле" в 1967-1974 гг. в Международной биологической программе, которая объединила под эгидой ЮНЕСКО ученых 67 стран мира в целях изучения биологической продуктивности основных типов экосистем планеты.

В 1979 году благодаря усилиям работавшего тогда директором учлесхоза С. И. Самиляка, а также ряда других преподавателей и сотрудников университета был восстановлен статус заповедника.

Распоряжением Правительства Российской Федерации в 1994 г. государственный природный заповедник "Лес на Ворскле" передан в ведение Минприроды России.

Распоряжением Правительства Российской Федерации в 1995 г. в состав заповедника "Лес на Ворскле" включен участок "Острасьевы яры" площадью 90 га, расположенный в Борисовском районе.

Распоряжением Правительства Российской Федерации в 1999 г. заповеднику "Лес на Ворскле" переданы, расположенные на территории Белгородской области, участки Центрально-Черноземного государственного природного биосферного заповедника имени профессора В. В. Алехина "Ямская степь", "Лысые горы" (Губкинский район) и "Стенки-Изгорья" (Новооскольский район) общей площадью 1003 га, а государственный природный заповедник "Лес на Ворскле" переименован в государственный природный заповедник "Белогорье".

Роль в охране природы

На заповедник возлагаются следующие задачи:

  • охрана природных территорий в целях сохранения биологического разнообразия и поддержания в естественном состоянии охраняемых природных комплексов и объектов;
  • организация и проведение научных исследований, включая ведение "Летописи Природы";
  • осуществление экологического мониторинга;
  • экологическое просвещение;
  • участие в государственной экологической экспертизе проектов и схем размещения хозяйственных и иных объектов;
  • содействие в подготовке научных кадров и специалистов в области охраны окружающей природной среды.

Структура управления

В соответствии с поставленными перед заповедником задачами в его структуре имеются: отдел охраны территории, научный отдел, отдел экологического просвещения, отдел обеспечения основной деятельности.

Особо ценные природные объекты

Часть территории занимают дубравы возрастом более 300 лет, которые представляют собой исключительное научное и природоохранное значение.

Описание

Заповедник «Белогорье» расположен в Европейской части России, на южных и юго-западных склонах Среднерусской возвышенности, на территории Борисовского, Губкинского и Новооскольского районов Белгородской области.


Каталог ООПТ