Воронинский государственный природный заповедник


Флора

Растительность заповедника изучена достаточно полно. В 1997 – 1999 гг. в рамках проекта ГЭФ группой сотрудников под руководством д.б.н., главного научного сотрудника Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН О. В. Смирновой проводилась работа по анализу биоразнообразия растительности заповедника и оценке её сукцессионного состояния. Результаты исследований были опубликованы в монографии «Оценка и сохранение биоразнообразия лесного покрова в заповедниках Европейской части России» (2000).

В результате обследований были выделены следующие биотопы и их группы:

В долинных ландшафтах: 

Водные и прибрежноводные соообщества

Пойменные леса: черноольховые и широколиственные

Пойменные луга 

В водораздельных ландшафтах:

Широколиственные леса

Остепненные луга (луговые степи).

ФлораСравнение видовых списков всех выделенных биотопов (исключая водные сообщества, для которых рассчитаны специфические показатели) показало, что наибольшее число видов зарегистрировано в луговостепных сообществах, наименьшее число в пойменных широколиственных лесах, черноольшаниках и на залежах. Остальные описанные сообщества занимают промежуточное положение по этому показателю. Сравнение общего числа видов в биотопах и видового богатства (число видов на 100 кв.м.) выявило в большинстве случаев отсутствие тесной связи между этими двумя показателями. Исключение составляют луговые степи и пойменные широколиственные леса. Первые характеризуются максимальной видовой насыщенностью и максимальным видовым богатством, а последние -минимальными значениями обоих показателей, в остальных биотопах соотношения различные. Так, разреженные водораздельные широколиственные леса по видовому богатству приближаются к луговым степям, но видовая насыщенность их значительно меньше. Черноольховые сообщества характеризуются небольшим общим числом видов и значительным видовым богатством (около25 видов на 100 кв.м.). Такое своеобразное соотношение показателей связано: со спецификой местообитаний черноольховых лесов, определяющих возможности устойчивого существования ограниченного набора видов, с сильной эдификаторной ролью черной ольхи и с несколько меньшей по сравнению с другими сообществами антропогенной нарушенностью в настоящее время. Стабильный видовой состав черноольховых лесов проявляется в большом числе видов с встречаемостью более 50%. Сообщества остальных биотопов имеют небольшое число видов с высокой встречаемостью. Такая особенность сообществ широколиственных лесов и луговых степей, имеющих сильных эдификаторов (дуб, ковыли), свидетельствует об их неустойчивой ценотической структуре, обусловленной в первую очередь многократными антропогенными преобразованиями. Это подтверждается практически полным отсутствием возобновления дуба в сомкнутых лесах и минимальной встречаемость и минимальным обилием ковылей в луговых степях.

Черноольшаники

Черноольховые сообщества представляют значительный интерес как хранители видового разнообразия лесных ландшафтов. В то же время черноольховые сообщества как Тамбовской области в целом, так и Воронинского заповедника изучены недостаточно.

В процессе исследования все черноольшаники были разделены на три группы в зависимости от степени увлажнения: сухие, сырые и обводненные черноольшаники, поскольку именно степень увлажнения, по нашему мнению, определяет видовое разнообразие травяного яруса черноольшаников и его специфику.

Все черноольшанники имеют одинаковую степень нарушения (рубки, сельскохозяйственное пользование), однако после прекращения антропогенного воздействия восстановление травяного покрова осуществляется более полно в черноольшанниках с высокой влажностью. До 1964 года обводненность всех изученных черноольшанников была примерно одинакова. В 1964-65 годах были проведены мелиоративные работы (Буковский, 1967). В результате черноольшанники в 120, 122, 165, 87, 98, 99 кварталах лесного массива были осушены. В таком состоянии они пребывают и в настоящее время.

По доминированию видов в травяном покрове 3 выделенные группы черноольшаников отнесены к следующим ассоциациям. Все сухие черноольшаники отнесены к ассоциации Alnetum urticosum (ольшаник крапивный), которая включает следующие варианты: Alnetum impatiense-urticosum (ольшаник недотрогово-крапивный), Alnetum ruboso-urticosum (ольшаник малиново-крапивный) и Alnetum filipenduloso-urticosum (ольшаник таволгово-крапивный).

Во всех вариантах постоянно встречается крапива. Она создает верхний, часто сомкнутый, ярус травяного покрова средней высотой 60 см, а на некоторых площадках - выше. Доминируют: Impatiens noli-tangere, Ranunculus repens, Solanum dulcamara, Galium palustre, Lycopus europaeus, Filipendula ulmaria, Lysimachia vulgaris. Эти виды относятся к нитрофильной эколого-ценотической свите и составляют основную массу растений напочвенного покрова. Виды других эколого-ценотических свит значительно менее обильны.

Сырые ольшаники относятся к ассоциациям Alnetum varioherbosum (ольшаники разнотравные) и Alnetum urticozum (ольшаники крапивные).

Обводненные ольшаники относятся к ассоциации Alnetum varioherbosum (ольшаники разнотравные) с двумя вариантами: Alnetum varioherbosum typicum Alnetum varioherboso-caricosum (ольшаники осоковые), где обильны Carex vesicaria, Carex pseudocyperus, Carex elongata.

Пойменные широколиственные леса 

Участки старовозрастных пойменных широколиственных лесов имеют очень небольшие площади (менее 1 -0,5 га), фрагментарно вкрапленные в черноольшаники. Они занимают наиболее возвышенные позиции в поймах (обычно старые прирусловые валы) и очень сильно преобразованы рубками и рекреацией. В этих лесах практически полностью отсутствует старый валеж, предоставляющий необходимые условия для возобновления многих видов.

В первом ярусе господствуют 100-150-летний дуб черешчатый, вяз гладкий и клен остролистный, на части площадок доминирует старовозрастная осина и черемуха. Подрост дуба в этих лесах полностью отсутствует, активно возобновляется клен остролистный и вяз гладкий.

Пойменные луга 

Пойменные луга реки Вороны отличаются достаточно большой видовой насыщенностью и видовым богатством (более 22 видов на 100 м кв.).

Среди них выделяются два варианта:

свежие луга с господством мезофитов на выровненных и повышенных (старые прирусловые валы) участках поймы;

сырые луга в депрессиях, представляющих собой фрагменты зарастающих и высыхающих стариц, которые испытывают периодическое переувлажнение в годы с высокими паводками. 

Видовой состав этих вариантов практически не отличается, но в первом доминируют луговые и опушечные виды, такие как Alopecurus pratensis, Bromopsis inermis, Fragaria viridis, Phleum pratense, Poa pratesis. Именно здесь наиболее часто встречаются 3 вида рода Fritillaria, Pedicularis dasystachys, Koeleria cristata, Filipendula vulgaris и др. Во втором варианте доминируют водно-болотные виды: Phalaroides arundinacea, Cares vesicaria, C. rostrata, а иногда нитрофильные виды: Filipendula ulmaria, Veronica longifolia, Stachys palustris и др.

Водораздельные широколиственные леса 

Водораздельные леса заповедника представлены, в основном, разными вариантами широколиственных сообществ и осинников. Кроме того, в состав лесов входят культуры сосны и березняки. По видовому богатству водораздельные широколиственные леса в целом ближе всего к черноольшаникам и пойменным лугам и существенно отличаются от пойменных широколиственных лесов.

Остепненные луга (луговые степи) 

Луговостепные сообщества (фрагменты луговых степей) отличаются максимальной видовой насыщенностью (242 вида в описаниях) и видовым богатством (более 40 видов на 100 кв.м.). Это наиболее ценные растительные сообщества заповедника, так как здесь концентрируется максимальное видовое разнообразие.

Существующие фрагменты лугово-степных сообществ занимают узкие полоски земли между лесом и пашней на границах заповедника и охранной зоны.

Залежи на песчаных почвах 

Это территория до организации заповедника использовалось как пашня, окрестные земли - как сенокосы и пастбища. Растительность сообществ залежи высоко мозаична, что связано с недавней инвазией видов разных жизненных форм, способов размножения и разрастания и разной экологической приуроченности. В связи с очень существенным предшествующим нарушением (распашка) и малым временем восстановления (5 лет) видовая насыщенность и видовое богатство наименьшие среди травянистых сообществ (луговых и луговостепных). Эти сообщества являются наиболее динамичными среди всех исследованных вариантов и интересны для организации популяционного и ценотического мониторинга.

Особенность заповедника состоит в том, что долинные ландшафты (пойменные и склоновые местности) занимают большую, а водораздельные (надпойменно-террасные и плакорные) – меньшую часть территории. Однако довольно много видов растений произрастают в сообществах водораздельных ландшафтов, в очень небольших по площади луговых степях и водораздельных широколиственных лесах.

Типы растительных сообществ 

В долинных ландшафтах (пойменные и склоновые местности): сырые и свежие пойменные луга , черноольшаники , пойменные ивняки и тополевые леса , пойменные широколиственные леса и осинники , культуры сосны.

В водораздельных ландшафтах (надпойменно-террасные и плакорные местности) – луговые степи, суходольные луга, склоновые широколиственные леса и осинники , экотонные сообщества между широколиственным лесом и луговой степью (“опушки”), культуры березы и культуры сосны.

Сырые и свежие пойменные луга расположены отдельными вкраплениями среди черноольшаников и крупными массивами около озер Рамза и Кипец на территории сильно преобразованной мелиорационными работами, рядом с современными или прошлыми поселениями. Константными здесь являются обычные луговые злаки и бобовые. В настоящее время, в связи с сокращением площадей сенокосов и пастбищ, пойменные луга постепенно заселяются кустарниковыми ивами и некоторыми видами широколиственных деревьев. Черноольшаники – господствующий в поймах тип сообществ. На осушенных территориях, которые часто использовались как пастбища, господствуют крапивные черноольшаники; в сырых и влажных местообитаниях, где выпас отсутствовал или был очень ограничен, распространены высокотравные черноольшаники. Пойменные тополевые леса и ивовые леса встречаются очень небольшими участками в узкой полосе вдоль современного и старого русла р. Ворона. Пойменные широколиственные леса и производные осинники составляют основную часть пойменных лесов, многократно пройденных сплошными и выборочными зимними рубками. Они и довольно бедны видами растений. Константными являются вегетативно-подвижные виды, маркирующие нарушение покрова при выпасе: крапива, будра плющевидная, костяника и пр. Культуры сосны расположены, как правило, на границах пойменных лесов и полей небольшими участками; в настоящее время они активно заселяются широколиственными видами деревьев. Среди константных видов чистотел большой маркирует постоянные нарушения субстрата, два других вида – ландыш и ежевика свидетельствуют о близости пойменных широколиственных лесов. Своей собственной флоры эти сообщества не имеют.

Склоновые леса составляют узкую прерывистую полосу по правому берегу р. Вороны, максимальная ширина их меньше километра. Здесь встречаются небольшие участки старовозрастных широколиственных лесов с дубом черешчатым, липой сердцевидной, кленом остролистным и ильмом голым в первом ярусе. Часть константных видов в этих лесах (будра плющевидная, ландыш майский) одинакова с пойменными лесами, что скорее всего свидетельствует о сходных антропогенных воздействиях – постоянном выпасе. Следует отметить, что среди константных видов нет обычных доминантов водораздельных широколиственных лесов: пролесника многолетнего, сныти, копытня европейского и пр. Они чередуются с культурами дуба разного возраста, посаженными по залежи или по пашне, с осинниками, возникшими после сплошных рубок, и культурами березы и сосны . Кроме того, к заповеднику относятся территориально удаленные участки байрачных лесов, в своей основе представленные молодыми (до 60-100 лет) культурами дуба с небольшой примесью других широколиственных видов, среди которых наиболее обильны клены татарский и остролистный. Склоновые и байрачные леса окаймляет полоса шириной в нескольких десятков, редко - сотню метров, где располагаются наиболее богатые в видовом отношении фрагменты сообществ луговых степей, постоянно сокращающиеся и обезображенные распашкой прилегающих полей. Набор константных видов отражает не столько типичные виды луговых степей, сколько луговые виды, маркирующие недавно прекратившиеся воздействия: выпас, сенокошение и выжигание ветоши.

На наиболее крутых склонах к реке Ржавка расположены остепненные суходольные луга, сильно преобразованные выпасом. Здесь константные виды представлены вегетативно-подвижными и корнеотпрысковыми травами, устойчивыми к вытаптыванию.

Общая особенность растительности заповедника – отсутствие типичных видов широколиственных лесов и луговых степей среди константных видов сообществ, а также наличие одних и тех же константных видов (крапива двудомная. ландыш майский, будра плющевидная и др. ) в разных типах сообществ.

Таким образом, оценка биоразнообразия растительности заповедника показывает, что выделенная территории в настоящее время хранит большой набор сосудистых растений, обитающих в разнообразных сообществах: от сырых лугов до нагорных лесов и луговых степей.

Состояние ценопопуляций деревьев-эдификаторов – ключевых видов лесных сообществ.

Дуб черешчатый. На зарастающих полянах и в культурах дуба до 10 лет сформировалась инвазионная ценопопуляция с достаточно высокой численностью (1255 особей/га). В культурах дуба 20-30 лет общая численность инвазионной ценопопуляции выше, что может быть связано как со спецификой участков, так и с пополнением ценопопуляции особями естественного происхождения. Одновременно в ценопопуляции существенную часть составляют виргинильные особи и появляются плодоносящие, молодые генеративные особи. В обоих типах сообществ онтогенетический спектр ценопопуляций дуба имеет левосторонний характер, но он неполночленный, так как отсутствует большая часть генеративных и сенильные особи.

В культурах дуба 40-50-лет и в дубравах 60-80 лет ценопопуляции можно условно назвать нормальными, но в них отсутствуют старые генеративные и сенильные особи, максимальная численность свойственна средневозрастным генеративным особям. Такой тип спектра связан с тем, что развитие первого после посадки поколения еще не завершилось.

Отличия ценопопуляций в двух последних типах сообществ связано с тем, что регулярный уход за культурами 40-50-лет (осветление) определял возможность частичного приживания особей следующего поколения , в то время как в дубравах с сомкнутым пологом и развитым вторым ярусом из клена остролистного, липы, вяза гладкого пополнения ценопопуляции почти не происходит. Новая волна пополнения возможно только после распада 1 и 2 ярусов в больших окнах естественного происхождения. Однако, поскольку в лесах заповедника господствуют насаждения небольшого абсолютного возраста (60-80 лет) ожидать в ближайшее время массового образования окон не следует. Культуры березы 40-50 лет и осинники , возникшие после сплошных рубок широколиственных лесов, также не содержат достаточного для левостороннего типа средневозрастные и старые генеративные особи. Таким образом, предварительный анализ состояния ценопопуляций дуба показывает, что в настоящий момент имеется достаточно сообществ, где существует и успешно развивается молодое поколение дуба. 

Вяз гладкий. Состояние ценопопуляций вяза гладкого в очень большой степени сходно с таковым дуба, но причина иная; в первом случае высокая численность дуба - результат лесохозяйственных мероприятий, во втором - особенностей биологии этого вида, имеющего черты пионерной стратегии: высокая семенная продуктивность, быстрый рост в молодости и раннее начало размножения. Наиболее мощная инвазия этого вида отмечена на зарастающих полянах и в осинниках. Видимо, это связано с непосредственной близостью источников семян - генеративных вязов. Хотя темпы развития вяза выше, чем дуба, развитие первого после начала инвазии поколения и у этого вида еще не закончилось, так как в ценопопуляциях очень мало средневозрастных и практически отсутствуют старые генеративные и сенильные особи. В целом, состояние ценопопуляций вяза, как и дуба свидетельствует об успешном внедрении этого вида в лесные массивы и о возможности формирования устойчивых ценопопуляций.

Ясень обыкновенный. Состояние ценопопуляций этого эдификатора широколиственных лесов центра России в Воронинском заповеднике нельзя признать благополучным. В отличие от дуба, ценопопуляции ясеня представлены только в типах сообществ, они очень малочисленны и их онтогенетические спектры существенным образом отличаются от левостороннего эталонного типа. Потенциальный эдификатор широколиственных лесов - ясень - в массивах заповедника играет роль ассектатора. Такое состояние ценопопуляций ясеня является следствием, по крайней мере, двух причин: 1. практически вся территория заповедника в прошлом была распахана и резерватов ясеня почти не осталось; 2. лесное хозяйство длительно велось только на дуб. 

Липа сердцелистная. Состояние ценопопуляций липы в лесах заповедника практически не отличается от состояния ценопопуляций ясеня . 

Клены остролистный и татарский. Эти два вида доминируют по численности в ценопопуляциях всех исследованных типов сообществ. Практически все их ценопопуляции имеют левосторонние спектры: инвазионные или переходные к нормальным полночленным: старые генеративные особи как у остролистного, так и у татарского кленов встречаются в минимуме в отдельных сообществах. Максимальная численность особей клена остролистного отмечена в осинниках и 40-50-летних культурах дуба, а клена татарского- в культурах березы. И в том, и в другом случае причиной является расположение источников зачатков.

Фауна

В заповеднике представлена типичная фауна южной лесостепи. Различные группы животных изучены в разной степени.

Животные занесенные в Красную книгу Российской Федерации


Дозорщик-император – Anax imperator Leach, 1815. Красная книга РФ. Сокращающийся в численности вид. (Кузьмин А.С. Кадастровая оценка разнокрылых стрекоз (Odonata, Anisoptera) заповедника «Воронинский» // Растения и животные Тамбовской области: кадастр и мониторинг: Сб. науч. тр. - Мичуринск, 2002. - С.78 – 85).

Мнемозина – Parnassius mnemosyne (Linnaeus, 1758) Красная книга РФ. Сокращающийся в численности вид. (Лада А.Г., Лада Г.А. Некоторые сведения о животном мире Кирсановского участка Воронинского государственного заповедника // Грани творчества: Тез. докл. 2-й науч.-практ. конф. – Тамбов, 1998. – С. 71 – 72).

Пчела-плотник – Xylocopa valga (Linnaeus, 1758) Красная книга РФ. Редкий вид, имеющий в области низкую численность и распространённый на ограниченной территории. (Красная книга Тамбовской области: Животные. – Тамбов, 2000. – С.187).

Изменчивый шмель – Bombus proteus Gerstaecker, 1869 Красная книга РФ. Сокращающийся в численности вид. (Красная книга Тамбовской области: Животные. – Тамбов, 2000. – С.196).

Украинская минога – Eudontomyzon mariae Berg, 1931. Красная книга РФ. Редкий вид, имеющий в области низкую численность и распространённый на ограниченной территории. (Емельянов А.В., Кузьмин А.С. Украинская минога Eu-don-tomyzon mariae (Berg, 1931) в среднем течении р. Ворона // Растения и животные Тамбовской области: экология, кадастр, мониторинг, охрана. – Вып. 3. – Мичуринск – 2005. – С. 149-157.).

Жерех – Aspius aspius (Linnaes, 1758) Красная книга МСОП.

Волжский подуст – Chondrostoma variabile Jakowlew, 1870. Приложение №3. Красная книга РФ и Красная книга Тамбовской области.

Быстрянка – Alburnoedes bipunktatus (Bloch, 1782).

Рыбец – Vilba vilba (Linnaeus, 1758) Приложение к Красной книге РФ, Красная книга ТО.

Мнемозина – Parnassius mnemosyne (Linnaeus, 1758) Красная книга РФ. Редкий вид, имеющий в области низкую численность и распространённый на ограниченной территории.Впервые отмечен в 1997 г., последний раз – в 1997 г. Отмечается нерегулярно. В 1997 г. наблюдался массовый лёт в Кирсановском лесном массиве заповедника (Лада А.Г., Лада Г.А. Некоторые сведения о животном мире Кирсановского участка Воронинского государственного заповедника // Грани творчества: Тез. докл. 2-й научно-практ. конф. – Тамбов, 1998. – С. 71 – 72.

Гадюка Никольского – Vipera nicolskii Vedmederja, Grubant et Rudaeva, 1984. Красная книга РФ. Редкий вид, имеющий в области низкую численность и распространённый на ограниченной территории. ( Колобаев Н.Н. Амфибии и рептилии Воронинского заповедника и окрестностей пос. Инжавино (Тамбовская область) // Изучение и охрана биологического разнообразия ландшафтов Русской равнины. – Пенза, 1999. – С.202 – 205.].

Белоглазый нырок (чернеть) – Aythya nyroca Güldenstädt, 1770. Красная книга РФ. Сокращающийся в численности вид. («Летописи природы», неопубликованные данные).

Скопа – Pandion haliaetus (Linnaeus, 1758). Красная книга РФ. Вид, находящийся под угрозой исчезновения. («Летописи природы», неопубликованные данные).

Орлан-белохвост – Haliaeetus albicilla (Linnaeus,1758). Красная книга РФ. Вид, находящийся под угрозой исчезновения.(Гудина А.Н. О необходимости внесения изменений в «Красную книгу Тамбовской области» // Охрана и использование животных и растительных ресурсов: Материалы международ-ной научн.-практ. конф., Иркутск, 26-30 мая 2005 г. – Иркутск, Изд-во ИрГСХА, 2005. - С.406 – 411.).

Змееяд – Circaetus gallicus (Gmelin, 1787). Красная книга РФ. Вид, находящийся под угрозой исчезновения. (Красная книга Тамбовской области: Животные. – Тамбов, 2000. – С.264).

Ходулочник – Himantopus himantopus (Linnaeus, 1758). Красная книга РФ. Редкий вид, имеющий в области низкую численность. («Летописи природы», неопубликованные данные).

Кулик-сорока – Haematopus ostralegus Linnaeus, 1758. ). Красная книга РФ. Вид, находящийся под угрозой исчезновения. («Летописи природы», неопубликованные данные, Красная книга Тамбовской области: Животные. – Тамбов, 2000. – С.290).

Большой кроншнеп – Numenius arquata (Linnaeus, 1758). Красная книга РФ. Сокращающийся в численности вид. («Летописи природы», неопубликованные данные). 

Филин – Bubo bubo (Linnaeus, 1758). Красная книга РФ. Вид, находящийся под угрозой исчезновения. («Летописи природы», неопубликованные данные). 

Европейский средний дятел - Dendrocopos medius (Linnaeus, 1758). Красная книга РФ. Редкий вид, имеющий в области низкую численность. ( Красная книга Тамбовской области: Животные. – Тамбов, 2000. – С.302).

Серый сорокопут – Lanius excubitor excubitor Linnaeus, 1758. Красная книга РФ. Редкий вид, имеющий в области низкую численность. (А.Н. Гудина Состав и структура зимнего населения птиц агроландшафта на востоке Центрального Черноземья // Растения и животные Тамбовской области: кадастр и мониторинг. - Мичуринск, 2002. – С. 119 – 121.).

Европейская белая лазоревка – Parus cyanus Pallas, 1770. Красная книга РФ. Редкий вид, имеющий в области низкую численность. (Гудина А.Н. О необходимости внесения изменений в «Красную книгу Тамбовской области» // Охрана и использование животных и растительных ресурсов: Материалы международ-ной научн.-практ. конф., Иркутск, 26-30 мая 2005 г. – Иркутск, Изд-во ИрГСХА, 2005. - С.406 – 411.).

Русская выхухоль – Desmana moschata (Linnaeus, 1758). Красная книга РФ. . Вид, находящийся под угрозой исчезновения. ( Красная книга Тамбовской области: Животные. – Тамбов, 2000. – С. 317).

Животные занесенные в Красную книгу Тамбовской области, встречающиеся на территории заповедника

  1. Агриопа – Agriope bruennnichi (Scopoli, 1772). Редкий вид, имеющий низкую численность.
  2. Красотка-девушка – Calopteryx virgo (Linnaeus, 1758). Встречается практически на всей территории.
  3. Дозорщик император – Anax imperator Learch, 1815. Редкий вид для области, но достаточно обычный для заповедника.
  4. Зеленое коромысло – Aeschna viridis Eversmann, 1836. Встречается часто.
  5. Синее коромысло – Aeschna cyanea (Muller, 1764). Встречается часто.
  6. Голубое коромысло – Aeschna juncea (Linnaeus, 1758). Встречается довольно редко.
  7. Перевязанная стрекоза – Sympetrum pedemontanum (Allioni, 1766). Достаточно редкий вид.
  8. Обыкновенный богомол – Mantis religiosa (Linnaeus). Редкий вид, всьтречается на отдельных участках.
  9. Горная цикада – Cicadetta Montana (Scopoli, 1763). Достаточно редкий вид.
  10. Скакун полевой – Cicindela campestris Linnaeus, 1758. Достаточно редкий вид.
  11. Изменчивый навозник – Geotrupes mutator (Marsham, 1802). Достаточно редкий вид.
  12. Шипастый навозник – Geotrupes spiniger (Marsham). Достаточно редкий вид.
  13. Махаон – Papilio machaon, 1758. Редко встречающийся вид.
  14. Подалирий – Iphiclides podalirius (Linnaeus, 1758). Редко встречающийся вид.
  15. Обыкновенный апполон – Parnassius Apollo (Linnaeus, 1758). Редко встречающийся вид. 
  16. Мнемозина – Parnassius mnemosyne (Linnaeus, 1758). Редкий вид.
  17. Поликсена - Zerynthia polyxena (Deis et Schiffermuller, 1775). Редкий вид.
  18. Русский кружевник или суворовка – Melanagria russiae (Esper, 1783) или – Melanagria suvarovius (Herbst, 1786). Довольно редкий вид.
  19. Рыжебуроватая сенница или сенница ифис – Coenonympha amyntas (Poda, 1761) или Coenonympha iphis (Denis et Schiffermuler, 1775) или Coenonympha glicrion (Borkhausen, 1788). Очень редкий вид.
  20. Красивая голубянка - Poluommatis bellagris (Rotenberg, 1775). Очень редкий вид.
  21. Длиннобахромчатая голубянка – Polyommatis dorylas (Denis et Schiffermuller, 1775) или Lysandra argester (Bergstrasser, 1779) или Lysandra hylas (Esper, 1793). Очень редкий вид.
  22. Арион – Maculinea arion (Linnaeus, 1758). Очень редкий вид.
  23. Пчела-плотник – Xylocopa valga (Linnaeus, 1758) Редкий вид.
  24. Моховой шмель – Bombus muscorum (Fabricius, 1775). Достаточно редкий вид.
  25. Обыковенный шмель – Bombus proteus Gerstaecker, 1869. редкий вид.
  26. Малый каменный шмель - Bombus derhamellus Kirby,1802. Редкий вид.
  27. Украинская минога – Eudontomyzon mariae Berg, 1931. Редкий вид.
  28. Обыкновенный подуст – Chondrosnoma nasus (Linnaeus, 1758). Относительно редкий вид.
  29. Рыбец - Vimba vimba (Linnaeus, 1758). Редкий вид.
  30. Гребенчатый тритон – Triturus cristatus laurenti, 1768. Редкий вид, имеющий низкую численность и распространенный на ограниченной территории.
  31. Съедобная лягушка – Rana esculenta Linnaes, 1758. Редкий вид, имеющий низкую численность и распространенный на ограниченной территории.
  32. Ломкая веретеница – Angius fragilis Linnaes, 1758. Немногочисленный вид, распространенный на ограниченной территории.
  33. Живородящая ящерица – Zootoca vivipara (Jacguin, 1787). Немногочисленный вид, распространенный на ограниченной территории.
  34. Гадюка Никольского – Vipera nicolskii Vedmederja, Grubant et Rudaeva, 1984. Редкий вид. 
  35. 35. Серощекая поганка – Podiceps grisegena (Doddaert, 1783). Очень редкий гнездящийся и пролетный вид.
  36. Черношейная поганка – Podiceps nigricollis C. L. Brehm, 1831. Редкий гнездящийся и пролетный вид.
  37. Рыжая цапля – Ardea purpurea Linnfts, 1766. Редкий гнездящийся и пролетный вид.
  38. Белый аист – Ciconia ciconia (Linnaes, 1758). Редкий гнездящийся и пролетный вид.
  39. Лебедь-кликун – Cygnus cygnus (Linnaes, 1758). Редкий пролетный, летующий и очень редко гнездящийся вид.
  40. Лебедь-шипун – Cygnus olor (Gmtlin, 1789). Редкий пролетный, летующий и очень редко гнездящийся вид.
  41. Обыкновенный осоед – Pernis apivorus (Linnaes, 1758). Редкий гнездящийся и пролетный вид.
  42. Орел-карлик – Hieraaetus pennatus (Gmtlin, 1788). Очень редкий гнездящийся вид.
  43. Полевой лунь – Circus cyaneus (Linnaes, 1766). Очень редкий гнездящийся вид.
  44. Орлан-белохвост – Haliaeetus albicilla (Linnaeus,1758). Редкий вид.
  45. Змееяд – Circaёtus gallicus 9Gmelin, 1788). Редкий вид.
  46. Сапсан – Falco perengrinus Tunstall, 1771. Очень редкий вид.
  47. Кулик-сорока – Haematopus ostralegus Linnaeus, 1758. Редкий пролетный вид.
  48. Клуша – Larus fuscus Linnaeus, 1758. Редкий вид.
  49. Сизая чайка – Larus canus Linnaeus, 1758. Редкий вид.
  50. Средний пестрый дятел – Dendrocopos medius (Linnaeus, 1758). Редкий вид.
  51. Зеленая пеночка – Phylloscopus trochiloides (Sundevall, 1838). Редкий вид.
  52. Русская выхухоль – Desmana moschata (Linnaeus, 1758). Очень редкий вид.
  53. Eвропейская норка – Mustela lutreola (Linnaeus, 1761). Очень редкий вид.
  54. Выдра – Lutra lutra (Linnaeus, 1758). Редкий вид.

Общая информация